Счетчики

Rambler's Top100



хостинг от .masterhost
Главная arrow Депрессия и ее лечение arrow Что такое депрессия?
Время Я
Что такое депрессия? Печать E-mail
Автор Administrator   
03.11.2008 г.
Для наглядной иллюстрации симптомов депрессии, мы представим вам клинический случай 59-летнего мужчины, который поступил в нашу клинику год тому назад. Больной выглядит гораздо старше своих лет, особенно благодаря тому, что верхняя челюсть лишена зубов. Он не только без затруднений понимает вопросы, но и отвечает на них осмысленно и правильно; знает, где находится и как давно он здесь, знает врачей, верно называет число и день недели. Выражение лица у него подавленное. Углы рта несколько опущены, брови нахмурены. Он смотрит большей частью прямо перед собой, но когда с ним разговаривают, он взглядывает на собеседника. На вопросы о болезни он начинает горько жаловаться: он при поступлении в клинику не все рассказал, он умолчал, что в юности согрешил, занимаясь онанизмом. Все, что он делал, было скверно. “Мне так страшно, так плохо; я не могу лежать от страха. Боже, если бы я не согрешил так тяжко”. Болен он будто бы уже больше года, страдал головными болями и головокружением. Началось с боли в желудке и болезни сердца. Он не мог работать: “не было к этому никакой охоты.” Он не имел покоя, воображал глупости, как будто кто-то есть в комнате. Однажды ему показалось, будто он видит нечистого, как будто его хотели утащить; это ему так казалось. Мальчиком он крал яблоки и орехи. “Совесть говорила: это не хорошо. Теперь только во время болезни впервые совесть проснулась”. “Я забавлялся с коровой и с самим собою даже. Я делаю себе теперь упреки по этому поводу”. Ему казалось, что он отпал от Господа и стал вне закона.
 
Аппетит плохой. Стула нет. Он не может спать; “когда дух не спит, в голову приходят всевозможные мысли”. Он проделывал и глупости, повязывал себе платок вокруг шеи, чтобы задушить себя; но делал он это недостаточно серьезно. Три сестры и брат тоже были больны; сестры не так сильно, скоро выздоровели. “Брат покончил с собой в припадке страха”. Все это мы узнаем от больного в отрывочных выражениях прерываемых жалобами и стонами; ему явно требуется усилие, чтобы вдуматься в наши вопросы и ответить на них. В других отношениях он держит себя естественно, исполняет все требования, просит только не отсылать его отсюда: “сердце в сильной тревоге”. Соматическое исследование не обнаруживает никаких выдающихся симптомов кроме незначительного дрожания расставленных пальцев и легкой неправильности пульса. Из анамнеза должно отметить, что больной женат, имеет 4 здоровых детей, 3 детей умерло.
 
Болезнь началась постепенно, без видимой причины, за 7—8 месяцев до поступления в клинику. Сначала появилось отсутствие аппетита и расстройство пищеварения, затем идеи греховности. Вес тела после поступления несколько падал, теперь же постепенно снова поднялся на 7 кг. Наиболее бросающейся чертой в этой картине болезни оказывается настроение тоски и тревоги. Это настроение на первый взгляд походит на тревожность здорового, и больной сам говорит, что всегда был склонен к тревоге и его состояние только ухудшилось. Но для тревоги нет никакого внешнего повода и, тем не менее, она длится много месяцев, все усиливаясь. В этом — признак болезни. Сам больной, с другой стороны, называет причиной болезни грехи своей юности. Ясно, однако, что они, если и имели в действительности место, не особенно беспокоили его до болезни; его совесть проснулась лишь теперь. Его прежние поступки с этого момента представляются ему в совершенно ином, зловещем освещении; выступает тот симптом болезни, который мы называем “бредом греховности”. 
 
Результатом страха нужно также признать представление, что нечистый был в комнате, что его хотели утащить, что он отпал от Бога. С настоящими галлюцинациями в этом случае мы не имеем дела; больному лишь “так казалось”. Больной живо чувствует также происшедшую с ним перемену; он чувствует себя “не так, как раньше”. Однако в деталях он не в состоянии пра¬вильно оценить патологический характер своих идей греховности и своих страхов. Нарисованную здесь, чрезвычайно часто встречающуюся картину болезни, мы обозначаем известным и каждому неспециалисту, взятым от древних именем — меланхолия, или депрессия, что должно обозначать причинную ее зависимость от “черной желчи”.
 
Дело идет здесь о постепенно развивающемся тревожном и тоскливом настроении, которое сопровождается затруднением и однообразием мышления и неспособностью к целесообразной и продуктивной работе, чем сопровождается также и обоснованная подавленность у здоровых. Мы говорим здесь об аффективной “задержке” мышления и воли, которая весьма тяжело отзывается на сознании больного благодаря затруднению собрать свои мысли, принять и провести в жизнь решение. Обыкновенно появляются также и всякого рода бредовые представления. Чаще всего идеи греховности, далее ипохондрические идеи, бред, что больной никогда больше не выздоровеет, никогда больше не будет иметь испражнений и т. п. К этому далее присоединяется боязнь обеднеть, умереть с голоду, быть привлеченным к суду, заключенным в тюрьму, быть казненным. Вследствие внутреннего беспокойства и мучительных представлений у больных почти всегда возникает желание больше не жить, так что они весьма часто покушаются на самоубийство. Эта опасность безусловно требует лечения меланхоликов в закрытом учреждении; в домашней обстановке надежный надзор в течение продолжительного времени просто-напросто невозможен.
 
Наиболее опасно состояние больных в начале и к концу болезни, когда менее выраженная задержка воли не лишает их вполне способности к действованью. Поэтому нужна большая осторожность при выписке, которая нередко может способствовать у сознательных и кажущихся вполне выздоровевшими больных осуществлению скрываемого ими плана самоубийства. Часто врач оказывается действительно в тяжелом положении, когда больные свою внутреннюю тоску объясняют условиями больничной жизни и, говоря о сильнейшей тоске по дому, настоятельно стремятся выписаться. Если родственники уступают этому кажущемуся вполне естественным и правильным требованию, то обычно скоро наступает, как следствие, ухудшение состояния.
 
Лечение больных в стационаре, кроме самого тщательного надзора днем и ночью, состоит в широком применении постельного режима, обильном, легко перевариваемом питании, регулировании по большей части вялой деятельности кишечника; против приступов страха назначают транквилизаторы. Для вызывания сна служат теплые вечерние ванны с охлаждением головы и при надобности обычные снотворные или антидепрессанты. Показана психотерапия, с частотой от 2 сеансов в неделю. Болезнь обычно ведет, часто с многократными колебаниями, после длинного ряда месяцев, не редко даже лет, к постепенному выздоровлению.
Последнее обновление ( 19.07.2009 г. )
 
« Пред.

Опросы

Пользовались ли вы услугами психолога?