Счетчики

Rambler's Top100



хостинг от .masterhost
Главная arrow Депрессия и ее лечение arrow Клинический случай депрессии
Время Я
Клинический случай депрессии Печать E-mail
Автор Administrator   
24.11.2008 г.
Это случай 43-х летнего бизнесмена, находящийся на лечении 5 лет почти непрерывно. Он крепкого сложения, но недостаточного питания, кожа окрашена бледно, выражение лица страдальческое. Он входит усталыми маленькими шагами, медленно усаживается, и сидит неподвижно, несколько согнувшись, устремив вперед свой взгляд. В ответ на вопросы он несколько поворачивает голову и после паузы отвечает тихо и односложно, но толково. При этом получается такое впечатление, что ему стоит большого труда говорить: губы начинают шевелиться еще до того, как исходит звук. Больной осведомлен относительно времени и места, узнает врачей и говорит, что он болен уже более 5 лет, большего рассказать, однако, он не может, кроме того, что он душевно болен; тревоги он не испытывает. На вопросы об условиях и обстоятельствах его прежней жизни он дает короткие, однако, вполне удовлетворительные ответы. Считает он, хотя и медленно, но правильно, даже если задача довольно трудна. Свою фамилию на доске он пишет медленно, но твердым почерком с трудом поднимаясь для этого со своего места. Нельзя констатировать ника¬ких бредовых идей, даже идей греховности. Больной заявляет лишь, что он в подавленном настроении и не указывает для этого никакой другой причины, кроме того, что он долго болен, что его очень озабочивает. Однако он надеется снова быть здоровым. Как видите, мы и в данном случае, как и в предыдущих, имеем, в сущности, дело с расстройством настроения, хотя оно и обнаруживает несколько иную окраску. Особенно обращает внимание задержка в движениях и речи больного, что в течение уже 3-х лет не позволяет ему подняться с постели, одеться, работать и заставляет почти неподвижно лежать. Как скоро мы начинаем с ним заниматься, мы тотчас видим его старание вступить с нами в общение, исполнить наши требования, но одновременно мы видим волевую задержку, затруднения, которые вызывает каждое стремление больного. Содержание мыслей больного кажется в высшей степени однообразным и скудным, хотя также очевидно, что в глубине его души протекает гораздо больше, чем об этом можно узнать при затруднении в выражении мысли словами. Если эта картина болезни существенно отличается от преж¬де описанных, то, однако главные черты меланхолического настроения остаются во всех случаях одними и теми же. Мы видим, что весьма резко выраженные здесь болезненные симптомы были также и там по крайней мере преднамечены. Также и первому больному было трудно сосредоточить свои мысли; он не имел больше “ни к чему влечения”, вторая больная также указывала, что она могла работать только “с усилием”. С другой стороны, в настоящем случае не достает так резко выраженных в первых случаях идей греховности. Какое значение имеют эти различия и эти сходства, может показать только опыт. Он учит нас, что затруднение в мыслительных процессах и действовании замечается всегда, конечно в весьма различной степени, даже и в одном и, том же случае, от легкой “растерянности” до спутанности и полного отсутствия мыслей, от простой неспособности прийти к решению, до полного исчезновения всех проявлений воли, что мы обозначаем термином ступор. С другой стороны, могут появиться всякого рода бредовые представления, но они могут и опять исчезнуть, а могут и вовсе не появляться. Таким образом, первые симптомы, хотя и меняясь в своей силе, представляются существенными, последние же должны быть рассматриваемы в картине меланхолии как побочные. Наш больной уже и раньше проделал душевное заболевание, в первый раз 23-х лет. Он был тогда в простом меланхолическом состоянии; вслед за угнетенным состоянием уже в ближайшем году наступило совершенно иное состояние с очень сильным возбуждением, которое и привело пациента в больницу. Спустя еще два года больной вступил в брак с особой, стоявшей гораздо ниже его, вероятнее всего будучи опять-таки в состоянии легко¬го возбуждения, а в последующий период развелся с ней. На 31-м году, по-видимому будучи снова возбужден, он попал в руки ловкой мошенницы, которая его бросила, когда он позже впал в состояние угнетения, родственники считали, конечно, это угнетение следствием печального житейского опыта, выпавшего на долю больного. На 36-м и 37-м году последовало снова очень сильное возбуждение, потребовавшее опять больничного лечения. Больной, его отец и два брата — алкоголики, сестра больного страдает той же болезнью, как и он сам. Сам он, кроме всего сказанного, уже много лет болеет diabetus insipidus. Какой-то врач будто бы посоветовал ему пить вино, так как обильное пи¬тье воды для него вредно. Больной последовал этому совету и приблизительно лет 5 тому назад внезапно заболел delirium tremens. К этому заболеванию непосредственно присоединилось постепенно все возраставшее возбужденное состояние, медленно исчезнувшее лишь через 2 года. Уже спустя несколько недель, после выписки из нашей клиники, где он тогда лечился, почти внезапно появилась чрезвычайно сильная задержка воли, кото¬рую Вы можете наблюдать и теперь в несколько более слабой степени. Из этого анамнеза выясняется, что настоящая меланхолия у нашего больного является только одним эпизодом сложного течения болезни, в котором кроме различного рода подавленных настроений наступали также неоднократно состояния совершенно противоположного характера со стремлением к предпри¬имчивости и с возбуждением; позднее мы будем изучать эти состояния под именем “мании”. Это наблюдение имеет основное значение. Оно повторяется в одинаковой форме при значительной части меланхолических состояний. Мы говорим, поэтому о “маниакально—депрессивном” или “циркулярном” — круговом помешательстве, в котором меланхолия образует только одну отдельную фазу. Однако, не всякий отдельный случай дает такое богатство форм проявления: довольно часто все приступы бывают одинаковыми или маниакальными, или, как у нашего второго больного, меланхолическими, так что можно говорить о периодической мании или меланхолии. Обе различные составные части болезни могут также следовать одна за другой во всяком мыслимом порядке, возможно напр., что в длинный ряд одинаковых приступов врывается один противоположного характера. Поэтому также и случаи, где даже этот последний остаток другой формы отпал, мы вполне последовательно не будем отделять от случаев с одинаковыми приступами, если только в остальном они совпадают в своей клинической картине, течении и исходе. То же касается и числа приступов. Если, как обычное правило, в течение жизни бывает несколько приступов, то наблюдаются также и однократные маниакальные или меланхолические заболевания, которые во всем остальном ничем не отличаются от форм с двумя или тремя одинаковыми или различными приступами. И относительно этих случаев мы должны думать, что рано или поздно здесь возможно возникнет еще приступ одинакового или противоположного типа, что иногда и случается после ряда лет, даже 3—4 десятилетий, но может вообще и не случиться. Так как отдельные приступы маниакально-депрессивного помешательства обычно кончаются выздоровлением, то и в нашем случае, несмотря на тяжесть и значительную продолжительность страдания, мы будем надеяться на восстановление здоровья, однако с возможностью в дальнейшем возвращения маниакального или меланхолического заболевания. Особый интерес представляет при данной болезни колебание веса тела. Больной наш во время последнего приступа возбуждения потерял 13 кг., но затем снова с наступлением успокоения прибавился в весе на 25 кг. В первые 1 ½ года депрессивного состояния вес его тела упал с 91,5 до 56,5 кг., a впоследствии поднялся снова лишь на 14 кг. Эти числа служат доказательством огромных пертурбаций, имеющих место в сфере общего питания при подобного рода заболеваниях. Как ни мала пока, к сожалению, возможность отдавать себе ясный отчет о деталях этих процессов, все же регулярно производимое взвешивание служит и в данном случае, как и в большинстве форм душевного расстройства, прекраснейшим средством для оценки общего течения болезни. Несомненный подъем упавшего веса тела служит при маниакально-депрессивном расстройстве надежнейшим признаком того, что приступ уже прошел свою кульминационную точку.
Последнее обновление ( 05.12.2008 г. )
 
След. »

Опросы

Пользовались ли вы услугами психолога?