Что такое психоанализ?
Автор Administrator   
07.12.2008 г.
О происхождении психоанализа, молодой еще науки, часто высказываются два диаметрально противоположных мнения. Одни говорят, что Фрейд перенес принципы материалистической биологии своего времени в область психических феноменов. Иногда даже говорится, что биологический ракурс не позволил Фрейду увидеть культурные и социальные детерминанты психических феноменов. Другие утверждают, что в период, когда естественные науки были на подъеме, вклад Фрейда состоял в противостоянии веяниям времени и признании иррационального и психогенного вопреки господствующей переоценке рационализма. Что следует думать об этом противоречии? В процессе исторического развития научное мышление постепенно одерживает верх над магическим мышлением. Естественные науки, зарождающиеся и развивающиеся в определенные периоды эволюции общества (когда это диктуется техническими запросами), в попытках описать и объяснить реальность сталкиваются с упорным сопротивлением.
 
Сопротивление в разных областях проявляется в различной степени. Оно нарастает по мере приближения к предметам, непосредственно затрагивающим человека. Физика и химия освободились от магических представлений раньше, чем биология, биология раньше, чем анатомия и физиология (не так давно патологам запрещалось производить вскрытие человеческого тела), анатомия и физиология раньше, чем Психология. Влияние магии в медицине сильнее, чем в чисто естественных науках, что обусловлено традициями медицины, зародившейся на основе деятельности знахарей и жрецов. Психиатрия как самая молодая ветвь пронизанной магией медицины сохраняет наиболее яркую магическую окраску. 
 
В течение столетий психология считалась особой областью умозрительной философии, весьма отдаленной от трезвого эмпиризма. Если принять во внимание метафизический подход, прежде считавшийся первостепенным, то легко признать, что обсуждаемые проблемы продолжали отражать антитезу: «тело — душа», «человеческое — божественное», «естественное — сверхъестественное». Всюду, к сожалению, ценности влияли на проверку фактов. История науки учит, что процесс преодоления магического не является непрерывным. Продвижение вперед и отступление наверняка нельзя объяснить только с позиций развития идей. Колебания в противостоянии зависят от запутанных исторических условий. Разобраться в перипетиях истории науки можно только посредством изучения истории общества и столкновения интересов разных социальных групп. История медицинской психологии не исключение из общего правила, в чем можно лишний раз убедиться, прочитав интересную книгу Зилбурга и Генри. Психоанализ в этой борьбе представляет определенный отход от магии к научному мышлению. Недавно Бернфельд снова подчеркнул всецело материалистическую ориентацию Фрейда и его учителей в период до создания психоанализа. 
 
Необходимо, конечно, признать, что Фрейду не принадлежит первенство в рассмотрении психических феноменов с позиций естественных наук. Психологи естественнонаучной ориентации работали и до него. В сравнении с психологами-философами они всегда составляли меньшинство и изучали отдельные психические функции. С зарождением психоанализа началось естественнонаучное изучение психической жизни человека во всем ее многообразии. Теперь можно объяснить противоречивость утверждений о месте Фрейда в истории науки. Метафора о золотых днях материалистической биологии и медицины просто не распространялась на всю область человеческой природы. Пренебрежение ментальной сферой указывает, что прогресс научного мышления достигался ценой сохранения в одной области остатков религиозного и магического осмысления.
 
Противоречие в исторической оценке творчества Фрейда разрешается признанием того, что область психического для науки он отвоевал, возражая против представления о «разуме как мозге» и одновременно особо подчеркивая существование ментальной сферы и неадекватность ее исследования физическими методами. Несмотря на введение Фрейдом «субъективного фактора» и предпочтение им «иррационального» рациональному, его методология, несомненно, находится в русле культурного течения, провозгласившего примат разума над магией и беспристрастное исследование реальности. Что прежде считалось сакральным и неприкосновенным, теперь стало вполне доступным, поскольку неоправданные табу отвергались. Фрейд исследовал мир психических феноменов с таким же научным мужеством, как его учителя исследовали материальный мир. Этот настрой подразумевал протест против предрассудков того времени. Иррациональным является не метод психоанализа, а его предмет.

Можно возразить, что такой взгляд на психоанализ отличается односторонностью. Разве психоанализ не сохраняет во многом мистическую традицию? Разве его происхождение не связано с гипнотизмом и «месмеризмом»? И не является ли «ментальное целительство» разновидностью магии? Несомненно, психоанализ развился непосредственно из магических методов лечения. Но создатели психоанализа уничтожили магические корни предшественников. Конечно, при любом ментальном развитии сохраняются рудименты предшествующей фазы. Действительно, не трудно обнаружить магические оттенки в теории и практике психоанализа. (Вероятно, это не трудно сделать и в отношении других разделов медицины.)
 
Психоанализ в теперешнем виде, безусловно, содержит мистические элементы, рудименты прошлого, но он всячески укрепляет свою естественнонаучную основу. Райк провел удачную аналогию: полицейская собака — это пережиток веры в животное-оракула, тем не менее собака способна вынюхать преступника. Цель психоанализа редуцировать свои магические элементы, во всяком случае, до того ничтожного уровня, до которого современная криминалистика пытается уменьшить магические элементы в детективных методах. Научная психология объясняет психические феномены как результат взаимодействия примитивных физических потребностей, укорененных в биологической структуре человека и сформировавшихся в процессе биологической эволюции (поэтому подвергающихся изменению в ходе дальнейшей эволюции), и факторов окружения, влияющих на эти потребности. Существование третьего фактора исключается.
 
Объяснение разума в понятиях конституции и окружения — очень старая концепция. Особенность психоанализа состоит в том, что понимается под биологической структурой, какие влияния окружения признаются формирующими, и как соотносятся структурные факторы и внешние воздействия друг с другом. Что касается биологической структуры, то научная психология должна прежде всего уместиться в границах биологии. Психические феномены имеют место только в живых организмах, они особый случай проявления жизни. Общие законы, справедливые для всего живого, справедливы также для психических феноменов, но к ним следует добавить особые законы, справедливые только для психических феноменов.
 
Таким образом, научная психология исследует, как и любая наука, общие законы. Она не удовлетворяется просто описанием индивидуальных психических процессов. Точное описание онтогенетических процессов ее средство, но не цель. Ее предмет не индивид X, а понимание общих законов, управляющих психическими функциями. Кроме того, наука психология полностью свободна от моральных оценок. Для нее не существует ни добра, ни зла, ни морального, ни аморального и того, чему вообще не следует быть. Добро и по, моральное и аморальное, а также должное представляют собой продукты человеческой психики, подлежащие исследованию как таковые.
Последнее обновление ( 19.07.2009 г. )