Психотерапевтические процедуры
Автор Administrator   
08.12.2008 г.
Однажды известный психотерапевт-психоаналитик Гловер в очень интересной публикации описал способы, которыми неполные и неточные интерпретации, а также другие психотерапевтические процедуры влияют на психику пациента. Его вывод состоял в том, что эти процедуры являются искусственной заменой спонтанных симптомов и делают их излишними. Фактически многие психотерапевтические мероприятия имеют сходство с невротическими симптомами. Повторяя и дополняя Гловера, приведем соответствующие примеры. Физические упражнения, ванны и другие физиотерапевтические процедуры, прописываемые невротикам, можно рассматривать как «искусственные конверсии», т. е. они успешны настолько, насколько служат в качестве конверсионного выражения конфликтов пациента. Запреты любого рода (алкоголя, курения и т. п.) представляют собой «искусственные фобии». Скрупулезные рекомендации относительно образа жизни, соблюдения диеты репрезентируют «искусственные компульсии». В еше большей мере, последняя аналогия распространяется на лечебные ритуалы, похожие на христианские молитвы или наказания, налагаемые священником при исповеди. В свою очередь формулы аутосуггестии искусственно имитируют словесную магию, к которой спонтанно прибегают многие компульсивные невротики, защищаясь от своих симптомов. Медицинские рекомендации, если они выполняются пациентами с компульсиями, в ряде аспектов служат компульсивными симптомами со значением наказания. Принятие ванн с древних времен использовалось для очищения и искупления грехов. Слушаясь доктора, пациент обретает защиту от суперэго. Терапия деятельностью в силу наслаждения рекомендуемым занятием (спортом, хобби и т. п.) репрезентирует не столько «искусственную обсессию», сколько «искусственный импульсивный невроз» или даже «искусственную перверсию». Если психотерапевт особенно добр или строг, он формирует у пациента «искусственную пассивно-рецептивную зависимость», а при определенных обстоятельствах «искусственный мазохизм». Тогда пациент благосклонно реагирует на списание доктором собственных неудач за счет нежелания пациента вылечиться. Собственно лечение порой принимает значение искупительного ритуала, делающего невроз излишним. Крайняя степень искусственной пассивно-рецептивной зависимости достигается в гипнозе, где сам по себе раппорт между пациентом и терапевтом репрезентирует суррогат невроза, который можно обозначить как «искусственный инфантилизм». Прописывание лекарства служит своеобразной «искусственной паранойей» в той мере, в какой пациент верит, что «хорошие вещества» способны нейтрализовать «плохие вещества» в его внутренних органах. Эффективность таких психотерапевтических методов зависит от соответствия предлагаемого суррогата динамической структуре пациента. Приемлемость замены определяется главным образом патологией пациента. Для истерика не приемлемы искусственные компульсии, а для компульсивного невротика не подходят искусственные конверсии. Кроме того, замещение должно быть приятным, т. е. иметь скрытое сексуальное или ободряющее значение и быть привлекательнее, чем спонтанный симптом. Скрытое сексуальное значение очевидно, например, в спорте, гидротерапии. Оно чуть менее очевидно, если занятие, прежде недоступное, позволяется доктором и дает замещающую разрядку, подобно играм, любительским спектаклям, хобби, книгам. Занятие подбирается специально в соответствии с эмоциональными запросами пациента. Скрытое значение такого рода позволений и других трансфертных удовольствий может состоять в придании уверенности. Эффект оказывается сильнее, если пациент, рассматривающий свои невротические симптомы как страдание (заслуженное или незаслуженное), воспринимает это наслаждение в качестве компенсации, на которую якобы имеет право, или как признак прощения, что прекращает его мстительные устремления. Дополнительным условием приемлемости замещения является достаточная отдаленность его скрытого значения от первоначального инстинктивного смысла симптома. Замещение должно отвечать тем же требованиям, что и совет скучающей особе, который эффективен, если созвучен ее неудобным мыслям и одновременно столь отдален от них, что не опознается в качестве деривата. Замена принимается с большей готовностью, когда одновременно приносит облегчение на рациональной основе. Вышерассмотренные рациональные средства, пригодные при неожиданных жизненных затруднениях, помогают также при тяжелых психоневрозах и, следовательно, вызывают положительные чувства к психотерапевту.