Счетчики

Rambler's Top100



хостинг от .masterhost
Главная arrow Неврозы, лечение неврозов arrow Истерический невроз
Время Я
Истерический невроз Печать E-mail
Автор Administrator   
08.12.2008 г.
Из области заболеваний, возникающих вследствие душевных влияний, выделяется обширная группа болезней, которые мы называем “истерическими”. Название происходит от предполагаемых отношений этих расстройств к половой жизни, что в известных рамках действительно существует, правда совершенно в другом смысле, чем это принималось раньше. Общая особенность истерических явлений заключается в необыкновенной легкости и разнообразии, с которыми эмоциональные процессы влияют на душевную деятельность и на соматические состояния. Так возникают, с одной стороны, помрачения сознания, делириозные состояния, изменения настроения, состояния возбуждения, с другой — расстройства ощущений, параличи, судорожные припадки, всякого рода расстройства движения, далее болезненные уклонения в иннервации сосудов и в деятельности желез. Совершенно простой повседневный пример истерического заболевания представляет 17-ти летняя девушка. Больная в детстве развивалась правильно, в школе училась средне, была прилежна, послушна, бережлива, правдива и при том весела и общительна. 6 или 7 недель тому назад она подошла к постели молодой соседки, которая страдала “сердечными судорожными припадками”, и хотела с ней поговорить. Та вдруг ударила ее по лицу; больная испугалась и упала в обморок. Когда она возвратилась домой, у нее некоторое время дрожали руки и плечи. Это повторилось и на следующий день; у нее делалось стеснение в груди, не хватало дыхания и она снова теряла сознание. Подобные припадки повторились еще через несколько дней два раза, так что ее должны были принести домой. Она чувствовала утомление и головокружение, ощущала дурноту. Вследствие этого ее поместили в больницу, где она и находилась последние две недели перед поступлением к нам. Там она имела припадки раза 4 или 5. По большей части к вечеру, она начинала возбуждаться, стремилась вставать, бродить по комнате, делала вид, что хочет выскочить в окно, вытягивала руки, затем судорожно их сжимала; после ничего не помнила, что с ней было. Больная среднего роста, умеренного питания; при соматическом исследовании помимо систолического шума в сердце не представляет особых уклонений. Коленные рефлексы живые, конъюнктивальный и глоточный — ослаблены, кожная чувствительность не расстроена. Больная хорошо воспринимает, спокойна, при ясном сознании, держит себя просто и естественно и охотно дает о себе сведения. Она сообщает, что двоюродный брат со стороны матери с 4-х лет страдает “припадочной болезнью”, сама она была всегда человеком веселым, но легко возбудимым и вспыльчивым, любила удовольствия; в кино ходит “ужасно охотно”. Менструации появились в 14 лет и были всегда правильны. Появление припадков она описывает согласно сообщениям близких. В больнице ее раздражали другие больные, которые говорили глупости, смеялись и пели. Перед припадками ей делается жарко, появляется ощущение, как будто ей не хватает воздуха, и тогда она теряет сознание. После припадка она чувствует себя утомленной и болит голова. Настрое¬ние ее в настоящее время несколько подавленное, она думает, что может быть она уже не вылечится от припадков; в последнее время она за собой больше ничего не замечает. Во время пребывания в клинике она держит себя совершенно незаметно и прилежно работает. Лишь 4 дня тому назад, после того как она плохо спала ночью, больная некоторое время жаловалась на тоску и должна была прилечь; далее, вчера после короткого головокружения она потеряла сознание, рвала на себе волосы, но через несколько минут пришла, в себя. На переднем плане в картине болезни здесь стоят припадки помрачением сознания. Дело идет частью об обмороках с предшествующим тоскливым ощущением, частью о коротких состояниях оглушенности, сопровождаемых неправильными поступками, наконец о делириозных состояниях с легкими судорожными явлениями. Один раз все ограничивается предвест¬никами и припадка не бывает, другой раз появляются лишь судороги без помрачения сознания. Эти наблюдения прежде всего напоминают нам эпилепсию, при которой также, как мы уже знаем, наблюдаются разнообразные формы припадков. Но основным отличием от эпилепсии является в данном случае ясная зависимость припадков от внешних влияний, отсутствие са¬мостоятельной периодичности, обусловленной внутренними причинами. Уже наступление первого припадка указывает на влияние эмоционального переживания, до известной степени на “заражение” от аналогичного, по-видимому, заболевания у подруги. Что касается припадков в больнице, то и там, судя по словам больной, имело место то же самое. С другой стороны, быстрое улучшение страдания в клинике, может быть рассматриваемо как последствие той защиты, которая была ей обеспечена пребыванием здесь. Впрочем, для ряда припадков невозможно найти непосредственно вызывающего повода. Между тем больная, очевидно, с начала болезни находится под властью длительного эмоционального напряжения. За это говорят не только ее указания на утомление, чувство головокружения, дурноты, расстройства внимания, но также и ее подавленное настроение и боязнь, что она больше не выздоровеет. Это тесное отношение припадков к эмоциональным движениям с очевидностью указывает на то, что мы здесь имеем дело с истерическими расстройствами. Такому толкованию соответствуют и клинические данные. Припадки наступают не с молние¬носной, нарастающей силой, как эпилептические, сознание угасает медленнее и менее полно. Судорожные явления незна¬чительны и многообразны, они при припадке не доминируют с упорным однообразием, как при эпилепсии. Прикусывания язы¬ка, тяжелых повреждений, непроизвольного мочеиспускания не наблюдается. С другой стороны, мы здесь встречаем при припадках более сложные движения: больная потрясает руками, рвет на себе волос простирает руки вперед; у раньше заболевшей соседки наблюдалось, что она беспорядочно “билась”. Припадки в больнице могут быть рассматриваемы как снохождения, что очень часто наблюдается у истеричек. Наконец, душевная личность больной не имеет ничего общего с тугоподвижной ограниченностью эпилептиков, отличается лишь повышенной эмоциональной возбудимостью которая является существенной предпосылкой для развития истерических расстройств. Тесная зависимость истерических болезненных явлений эмоциональных движений дает нам ключ к их пониманию. Мы знаем, что эмоциональные потрясения и напряжения могут помрачать ясность сознания, нарушать восприятие, спутывать мысли и, с другой стороны, могут сопровождаться целым рядом соматических проявлений: головокружением, слабостью, расстройством движения конечностей, расстройством речи, дрожанием, неуверенностью в движениях, онемением, глотательными судорогами, ложными ощущениями, болями, нарушениями деятельности сердца, дыхания и иннервации сосудов, покраснением и побледнением, чувством жара и холода, сухостью во рту, слюнотечением, выделением слез, потением, поносами. Со всеми этими и многими другими формами выражения эмоциональных движений, мы встречаемся и у истеричных, часто в болезненных и извращенных формах. Наиболее частые истери¬ческие припадки: возбуждения со спутанностью, беспорядочными движениями и выгибаниями тела, скрежетом зубов, далее обмороки, судорожный смех и плач, “сердечные спазмы”, дрожание — все эти симптомы, вполне соответствующие обыкновенным явлениям при сильных эмоциональных волнениях, особенно у детей. Они могут присоединяться, как в нашем случае, непосредственно к испугу, возбуждению, но в дальнейшем они приобретают известную самостоятельность и повторяются уже без повода. Вероятно, при этом играет значительную роль и тревога по поводу этих странных расстройств, которая еще более усиливается заботами окружающих, как это имело отчасти место и в нашем случае. Приведенные формы эмоциональных движений мы можем, по-видимому, рассматривать, согласно эволюционной теории, как остатки древних защитных механизмов, которые вследствие более высокого развития взвешивающей и целесообразной воли сделались излишними и редуцировались. У здорового взрослого, особенно у мужчины, они могут быть вызваны лишь чрезвычайно сильными душевными потрясениями. Там же, где воля не вполне господствует над эмоциями, у детей и до известной степени у женщин, они гораздо более ярко выступают на передний план. Их сильное развитие, наблюдаемое при истерии, может быть поэтому рассматриваемо, как следствие задержки разви¬тия, при которой атавистические формы самозащиты не сдерживаются в должных границах силами рассуждающей воли, которыми обладает зрелая личность. Эта игра истерических проявлений находит благоприятные условия особенно при сильных эмоциональных волнениях периода pubertatis, особенно у молодых людей, которые должны жить беззащитными в тяжелых и непривычных условиях, например у деревенских девушек — прислуг, попавших в большой город. Вместе с возрастом и укреплением личности, приблизительно к 20—25 годам, эти истерические симптомы мало-помалу пропадают сами собою. Можно говорить таким образом об “истерии периода созревания”. У нашей больной мы также должны поста¬вить вполне благоприятный прогноз относительно исчезновения припадков, необходимо только по возможности меньше обращать на них внимания.
Последнее обновление ( 08.12.2008 г. )
 
« Пред.   След. »

Опросы

Пользовались ли вы услугами психолога?